Я иду домой

    Я иду домой.
    Страх и ужас позади. Впереди — мирная спокойная жизнь, которая только и должна быть у человека. Впереди покой и радость. Позади безумие. Вершитель судеб, ты наконец-то нашёл свободную минутку и для меня, ты наконец-то понял то, о чём я всегда твердил в те несносные мгновения, которые стояли между мной и смертью. Немало времени прошло, Вершитель, прежде чем ты позволил мне вернуться. Вернуться домой.
    Шаг за шагом, мгновение за вечностью. Я иду домой. Вдох и выдох, вдох… выдох. Я иду домой. Тук-тук, тук-тук — всё чаще бьётся сердце. Я вижу тебя, соломенная крыша. Тук-тук — вот она, моя скамейка, на которой я провёл немало тихих ночных часов. Вот он тын, мною поставленный, вот горшок, моими руками сделанный… Тук-тук. Мама, я здесь. Мама, твой сын вернулся. Мама, а ты ничуть не изменилась. Мама, что же ты плачешь? Ведь это я! Жив-здоров, как и обещал. Мама, ты ведь знаешь, я всегда сдерживал обещания. Что? Крышу у сарая не перекрыл? Мама, не беда, сделаем. Я тогда просто не успел. А теперь у меня много времени. Только дай мне, Мама, напиться с дороги: уж больно пить хочется. Что? А, да нет, Мам, ничего у меня не болит — пить, говорю, больно хочется.
    Спасибо.
  …Речка! Речушечка, родная, заждалась? Знаю, что заждалась. Ты ведь помнишь меня? Конечно, помнишь. Сколько я окуньков из тебя перетаскал? А сколько раз ты меня спасала от жары: ласково принимала в объятья, оживляла своею прохладой… Ну что, как в старые времена? Обними меня, как тогда… Э-эх! А ты по прежнему такая же, Речушка, так и норовишь в омут затянуть — игривая. Да, ты права, я люблю с тобой играть. Я люблю тебя, ты только будь прежней…
    …Дуб, дубок… Здравствуй, брат. Узнаёшь? Я тебя тоже узнаю. Помнишь, как я карапузом ещё пытался взобраться на тебя, но ты не позволил — уберёг меня, малыша. А помнишь, через пару лет я всё же влез, и ты, несмотря на сильный ветер, не посмел сбросить меня. А помнишь… Что? Где друзья? Нет их, дубок. Нет их больше. Только имена, выцарапанные на твоём жёстком тулове, глубокие борозды на горемыке-коре. Помнишь, сколько мы содрали её с тебя, чтобы тот костёр разжечь?.. Эх дубок, сколько нас таких у тебя было — не счесть. А сколько ещё будет?.. Ну, бывай, брат… Что? Да нет, конечно я вернусь. С сыном вернусь. Что? Да нет, пока нет, но будет… Обязательно.
    …Здравствуй, Маленькая, я вернулся. Не веришь? А ты поверь — прикоснись к моей руке. Чувствуешь — это я. Ничуть не изменился… Что? Седина на висках? Так это ничего, это не страшно. Главное, что внутри я такой же. Не такой? Почему?.. Ах, поэтому. Ты права, не мог я совсем прежним остаться. Не мог. Слишком много довелось мне увидеть, пережить, испытать. Слишком много для меня. Слишком много для любого. Чёрт с ним, со всем этим, Маленькая — это всё позади. Теперь есть только ты и я. Ты, я, и наш маленький мирок, в который мы никого не пустим… пока не придёт время. Я ведь так же тебя люблю, Маленькая. Ни на миг не переставал думать о тебе. Зимними тягучими вечерами, летними знойными ночами, нестерпимыми решающими минутами, пропитанными кровью, потом и смертью. Пробираясь сквозь колючие метели, сугробы пушистого, и потому подлого, снега, подставляя лицо летним ливням и спину жаркому солнцу, сбивая ноги в нескончаемых переходах, моля Вершителя о глотке воды, пытаясь выжить в аду боя… Я думал только о тебе… А ты? Думала обо мне? Ты любишь меня по-прежнему?.. Что же ты молчишь? Что взгляд отводишь? Что залилась румянцем? Неужели… Как?! Как ты могла?! Я не верю! Ведь я жил только тобой… мыслями о тебе. Я жил для тебя… Выжил для тебя! Ты… ты не знаешь, что ты со мной сделала. Ты не знаешь! Как ты могла? Ты понимаешь, что я только с твоим именем и рвался в бой? Иначе не мог — духу не хватало…
Ты не понимаешь, что сделала…
    …Не плачь, не надо, ты не виновата. Никто не виноват. В этом мире вообще не бывает виновных. Все любят, все предают, все умирают… Что? Я выжил? Да, я выжил! Чтобы умереть здесь — увидев тебя. Отпусти мою руку, Маленькая, я ухожу. К матери. Мне крышу перекрыть надо. Ведь я всегда сдерживаю обещания.
    Всегда. Сдерживаю. Обещания.

    …Сон… Какой странный сон. Я уж и не помню, что в нём было. Из-за чего слёзы на глазах? Из-за чего сердце разбушевалось? Из-за чего так болит? Не помню. Помню тебя, Маленькая, помню слёзы и в твоих глазах. Горькие слёзы. Очень горькие. Не бойся, Маленькая, я всё переживу: мне кажется, недолго осталось. Я чувствую — это последняя битва. Завтра мы выступаем… Ты только жди. Я вернусь и нырну в твои объятья, зароюсь лицом в твои волосы, вдохну аромат твоей кожи, поймаю твой небесный взгляд и коснусь твоих губ, шепчущих мне то, что я долгими месяцами мечтаю услышать вновь…
    Ты только жди…

    …Нет. Мне не выбраться. Никому не выбраться — их слишком много… Стая голодных волков… их слишком много… не выбраться…
    За тебя, Маленькая.
    За тебя, Мама. Прости, я так и не перекрыл крышу…

29.12.2002

Сон так близок

(песня)

Она:
Сон так близок ко мне,
Грусть, как прежде, сильна.
Мой разум беззаветно предан Тьме,
Что вечной обречённостью полна.

Ветер уносит былое,
Капельки жизни несёт,
И в радостном танце со мною
Часть моей грусти берёт.

Припев.
Каплями слёз оборвусь с небес,
На землю гряну дождём.
И может быть тогда обрету наконец
Свободу в сердце своём.

Он:
Сколько безумных часов
Прожил я в жизни своей,
Сколько бессмысленных, странных слов
Произнёс, размышляя о ней.

А сон так близок ко мне,
Страх проникает в меня,
И в самых тайных уголках души моей
Мысль о том, что я теряю тебя.

Припев тот же, затем вместе
Каплями слёз оборвёмся с небес
И в дожде запрячем наш страх.
И может быть тогда обретём наконец
Свободу в наших сердцах.

Она:
Веки смыкаю, Солнце скрывая —
Этот свет слепит глаза.
В этих лучах в страшных муках сгораю.
Тьма, закрой небеса!

Каплями слёз оборвусь,
На землю гряну дождём.
Быть может, я всё же дождусь
Свободы в сердце своём.
 

Миф, обвитый тайной

Миф, обвитый тайной,
Солнце без небес,
Грусть весною ранней —
На груди порез.
Это всё уж было
И во тьму ушло.
И тюрьма, и сила…
Время всё сожгло.
Света рядом нету —
Вот чего мне жаль.
Нет во тьме ответа, —
Лишь искрится сталь.

17.12.2002

Вечность

    Боль!
    Обжигающая яркая боль, убивающая само желание жить!
    Нет!
    Ничего нет кроме этой боли.
    Скорей!..
    Скорей же, Смерть, прекрати эти муки, ввергни навсегда моё искалеченное тело в пучину темноты и покоя, отпусти мою душу, —отпусти туда, где я смогу забыть о сегодняшнем дне, об этом миге. Миге, когда я вижу тебя, Смерть…
    Заливай, заливай кровью мои глаза —не хочу боле видеть этот мир. Не хочу. С глаз долой небо, затянутое чёрной смрадной мглой. С глаз долой пылающие вечным неистовым пламенем леса и поля. Долой пожирающие сами себя в жаре, складывающиеся, словно карточные замки, дома, что погребают и будут погребать сотни ещё живых, но уже бездушных тел… Долой. Долой ненавидящий и полный упоения убийством взор врага. Долой его торжествующий, горящий взор…
    О Смерть, избави меня от этого жуткого хохота, —убей и его, Смерть. Пусть он погибнет вместе со мной. Пусть враг мой погибнет со своим призрачным, беспощадным торжеством. Пусть погибнут вместе с нами детские безумные крики и отчаянные слёзы матерей, пусть канут они в Лету, пусть тишина заполнит их… заменит их… Навечно…
    Что… Что это?.. Я?.. Нет, это не Я —это то, что осталось от меня…
    Смерть, зачем ты мучишь меня, зачем заставляешь видеть и слышать это? Чувствовать. Зачем? Покончи со мной. Лиши чувств…
    Смерть, ты слышишь меня? Смерть, ну почему же я ещё вижу? Вырви мне глаза, Смерть, отрежь уши. Не жалей —сделай это. Разорви меня самого скорее в клочья, ибо то, чем я являюсь, никак не может жить. Ибо тот, кем я являюсь —Ты. Я —это ты, Смерть, ибо боле я не жилец. Ты слышишь? Слышишь, Смерть? Возьми меня —отныне я твой брат. Ты не можешь оставить меня здесь. Не можешь. Жизнь позади. Это конец. А за ним, за этим концом не может быть ничего… Ничего, кроме покоя. Я не могу ошибаться, Смерть. Я никогда не ошибаюсь. Впереди Вечность. Не говори, что в ней нет места для меня —это невозможно. В ней хватит места всем. И —тем более —для меня.
    Смерть! Смерть. Смерть… Вечности даже для тебя слишком много. Или нет? И ты являешься именно такой?.. Да! Это Ты. Но как?.. Смерть, ведь я не могу ошибаться —я никогда не ошибаюсь… не ошибался… Неужели это ты?.. Неужели всё именно так, Смерть, и я не прав —во всём и всегда?..
    Неужели?
    Нет!
    Нет, Смерть. В чём-то я прав. Ведь правда? Вечности действительно для тебя одной слишком много. И у меня… у нас у всех действительно впереди целая Вечность. Непостижимая, пугающая, безразличная, необратимая… как и ты… Раньше —желаемая, а теперь —отвергаемая…
    …Вечность мук.

    …Боль!!!
    Обжигающая яркая боль…
    17.12.2002

Пока незрим рассвет

(песня)

I
Вскоре над морем тёмным
Вспыхнут огни.
Как всегда, загорятся
В небе они.
Как всегда, я проснусь
И вспорхну над водой,
Как всегда, засмеюсь
И увижу — ты со мной.

Припев
Улыбнёшься, а в ответ —
Загорится Луна.
И, пока незрим рассвет,
Будет яркой она.
Улыбнёшься, а в ответ
Мирных волн пелена
Отразит волшебный свет,
И наступит вновь — тишина.

II
В беспорядке над нами в танце
Звёзды кружат.
Мы с тобой, как они,
Но ярче во сто крат.
Ты и я, под огнём
Небесных глаз,
Словно птицы, поём
В этот дивный поздний час.

Припев
Мы смеёмся, а в ответ —
Загорится Луна.
И, пока незрим рассвет,
Будет яркой она.
Мы смеёмся, а в ответ
Мирных волн пелена
Отразит волшебный свет,
И наступит вновь — тишина.

III
Вскоре над морем тёмным
Вспыхнет рассвет.
Как всегда, — испаришься,
И снова тебя нет.
Как всегда, я усну,
И ночь со мной.
Как всегда, прокляну
Эти звёзды с Луной.

Дорога

(песня)

I
Солнечной дорогой,
Извилистой тропой
Я иду, сбивая ноги
Их не чуя под собой.
Острый камень подо мною
Не даёт сорваться вниз,
Солнца свет зовёт с собою,
Умоляя: «Отзовись!»

Припев
Я взлечу вдруг, как во сне,
И над Миром понесусь.
И какое дело мне
До того, что вновь сорвусь.

II
Ветер облетает
Вновь бескрайние поля;
А я знаю — он мечтает
Точно так же, как и я,
Унестись в иные земли,
Что за гранью волшебства,
Где твоим желаньям внемлют,
Где мечта всегда жива.
 

Возьми с собой

I
Возьми с собой мои слёзы,
Но только сердце не тронь.
Возьми с собой мою радость, —
Её кладу в твою ладонь.
Возьми всё то, что дарю тебе я,
И оставь мне образ свой.
Возьми всё то, что плетёт душа моя
Под Луною, в час ночной.

Припев
А ветер листья обрывает,
И в этом я снова вижу тебя.
А ветер листья обрывает
И рвёт душу в клочья,
Терзая меня.
Посмотри — ты видишь сны,
Что сгорают во мне и со мной.
Оглянись хоть на миг.
Видишь — Тьма за тобой.

II
Возьми с собой все минуты,
Что отдал в прошлом я тебе.
Но, умоляю, сними путы,
Что так сжимают сердце мне.
Возьми с собой моё тело,
Но только душу оставь.
Густая боль во мне вскипела,
И вновь к груди несётся сталь.